Деньги-Всем.РУ: мы отвечаем на вопросы: "что такое деньги" и "что с ними делать"
Валютные пары: :<<< >>>


Основное меню Партнеры сайта

Деньги мира Деньги США
Деньги - народный фольклор

Читаем Россия и деньги
Что делать в кризис
Учебник по инвестициям
Скачать книги

Новости
Архив данных Доллар


Деньги и ТВ





Исторический экскурс

Далее приведено частное расследование одного американского журналиста в переводе Дмитрия Карасева (с сокращениями).

Первый частный центральный банк страны появился в Англии. После длительных войн в конце XVI в. Англии нужны были деньги. Правительство планировало взять кредит, но условия по нему были очень суровыми. Тогда и появился Банк Англии. Хоть он и носил название Банка Англии, но был частным, т.к. в момент образования разместил на рынке акции. Стоимость всех акций составляла 1,25 млн. фунтов стерлингов золотом. Несмотря на то, что за акции было заплачено 750000 фунтов стерлингов, в 1694 году Банк Англии был создан. За этот нюанс английские политики получали кредитов столько, сколько им было нужно.

Гарантиями по кредиту были налоги граждан страны. Банк выдавал кредиты под проценты на сумму, значительно превышающую свои резервы. Так и появилось санкционированное производство необеспеченной национальной валюты.
В Англии начался наплыв бумажных денег. Цены возросли вдвое. Кредиты стали выдаваться без разбора, под разные безумные идеи. В 1698 году правительственный долг составил 16 млн. фунтов стерлингов. Чтобы оплачивать его, соответственно стали возрастать налоги. Вместо того чтобы грамотно управлять производством денег, направляя их на стабильное развитие страны, банкиры, владеющие Банком Англии, стремились только к одному — зарабатывать как можно больше, а это значит выдавать как можно больше кредитов.

Со времени создания Банка Англии, к середине XVII века, страна успела поучаствовать в 4 войнах, которые сопровождались большими расходами. Правительственный долг перед Банком Англии вырос до 140 млн.фунтов стерлингов. Чтобы обслуживать долг, правительство стало пополнять бюджет, увеличивая налогообложение американских колоний.

 

Дореволюционная Америка в середине XVII века была довольно бедной страной. Колонистам не хватало монет из драгоценных металлов, чтобы поддерживать товарооборот, и они стали создавать собственные деньги, которые назывались «колониальными расписками». Бумажные деньги, выпускаемые в общественных интересах, были условной валютой, помогающей меняться товарами. Это значительно улучшило товарные отношения в колониях, и они стали развиваться.

Когда руководство Банка Англии поинтересовалось у Бенджамина Франклина, чем вызван необычный расцвет колоний, он спокойно ответил: «Это просто. В колониях мы выпускаем собственную валюту. Она называется «колониальная расписка». Мы печатаем ее в строгом соответствии с потребностями торговли и промышленности, чтобы товары легко переходили от производителя к потребителю. Таким образом, выпуская для себя бумажные деньги, мы контролируем их покупательную способность и не заинтересованы в том, чтобы платить кому-либо еще».

Изобретение американских колонистов шло вразрез с планами Банка Англии. В результате Парламент Великобритании в 1764 году выпустил «Закон о валюте». Этот закон запрещал администрации колоний создавать собственные деньги и обязывал их впредь платить все налоги золотыми и серебряными монетами.

В своей автобиографии Бенджамин Франклин писал: «Всего за один год экономические условия ухудшились настолько, что эра процветания закончилась. Наступила такая депрессия, что улицы городов заполнились безработными». Франклин уверяет, что это оказалось основной причиной Американской революции. Или, как сказано в его автобиографии, «колонисты с готовностью вытерпели бы небольшое повышение налогов на чай и другие вещи, если бы Банк Англии не отбирал у колоний все деньги. Это провоцировало рост безработицы и народного недовольства. Неспособность колонистов забрать обратно право на выпуск своих денег из рук Георга III и международных банкиров стало ПЕРВОПРИЧИНОЙ Американской освободительной войны».

 

Ближе к концу Американской революции Континентальный Конгресс, собравшийся в Индепенденс Холле, Филадельфия, очень нуждался в деньгах. Поэтому в 1781 году он позволил Роберту Моррису, отвечавшему в то время за финансы, открыть частный центральный банк. Моррис был богатым человеком, ставшим еще богаче в течение революции благодаря военным поставкам. Новая организация под названием Североамериканский банк была сделана по образу и подобию Банка Англии. Ей так же разрешили производить банковские операции с частичным покрытием. Т.е. банк мог выдавать в кредит деньги, которыми он не располагал, а затем начислять за их пользование процент.

Через 4 года, в 1785 году, банковская лицензия не была продлена. Сенатор Уильям Линдли из Пенсильвании сказал: «Данная организация не имеет никаких принципов, кроме алчности, и никогда не изменит своего отношения... на увеличение процветания, власти и влияния государства».
В 1787 году на собрании колонии в Филадельфии для изменения Устава конфедерации Томас Джефферсон сказал: «Если американский народ позволит частному центральному банку контролировать эмиссию своей валюты, то последний сначала с помощью инфляции, затем дефляции, банков и растущих вокруг них корпораций лишит людей всей их собственности. И может случиться так, что однажды их дети проснутся бездомными на земле, которую завоевали их отцы».

Но создатели Североамериканского банка не сдались. Через 6 лет один из его основателей Александр Гамильтон, ставший секретарем казначейства, вместе с другим учредителем Робертом Моррисом протолкнул законопроект о новом частном банке через вновь избранный конгресс. Новый банк получил название: «Первый Банк Соединенных Штатов». Его президентом стал бывший президент Североамериканского банка.

Конгресс дал новому банку лицензию сроком на 20 лет! Банк получил монополию на выпуск американской валюты. 80% его акций должны были находиться во владении частных инвесторов, а 20% переданы правительству США.

Как в случае с Банком Англии и Североамериканским банком, частные акционеры не оплатили свои акции полностью. Правительство США внесло первый платеж — 2 млн. долларов. Используя эти деньги, благодаря схеме с частичным покрытием банк выдал частным акционерам кредиты на выкуп оставшихся 80% акций. Имя банка «Первый Банк США», как и «Банк Англии», было выбрано таким образом, что бы скрыть его частное происхождение.

 

Конгрессу США эта идея было преподнесена как способ стабилизировав банковскую систему и покончить с инфляцией. В течение следующих пяти лет правительство США заняло у Первого Банка США 8,2 млн. долларов. За это время уровень цен вырос на 72%.

В 1800 году в Париже был создан Банк Франции по образу Банка Англии. Наполеон не доверял Банку Франции и принял решение, что Франция должна окончательно избавиться от долгов.

Наполеон Бонапарт говорил:

«Рука, которая дает, всегда оказывается выше руки, что берет. У денег нет отчизны. У финансистов нет патриотизма и честности – их единственная цель это чистоган».

В 1811 году при рассмотрении законопроекта о продлении лицензии Банка США в Конгрессе разгорелась горячая дискуссия. Конгрессмен П.Д. Портер заявил: «Если лицензия банка будет возобновлена, то Конгресс пригреет на своей груди одобренную Конституцией змею, которая рано или поздно укусит эту страну в сердце и лишит ее завоеванных свобод».
В это время президентом США был Джеймс Мэдисон, который был ярым противником частного центрального банка. Лицензия не была продлена, и вице-президент Джордж Клинтон отправил банк в небытие.

В 1815 году, через год после окончания Англо-американской войны 1812 года, Наполеону удалось сбежать из ссылки и возвратиться в Париж. Для его захвата были посланы французские войска. Однако этот человек обладал такой харизмой, что вместо этого солдаты снова собрались под флаги своего бывшего военачальника и провозгласили его императором В марте 1815 года Наполеон собрал армию, которую английскому герцогу Веллингтонскому удалось победить менее чем через 19 дней под Ватерлоо.

 

Ряд исследователей считает, что для перевооружения армии Наполеон занял у Банка Англии 5 млн. фунтов стерлингов. Однако на самом деле эти деньги пришли из банковского дома Губерта в Париже. Тем не менее именно с этой исторической вехи для частных центральных банков стало обычной практикой во время войны поддерживать противостоящие друг другу стороны. Зачем центральному банку финансировать обе воюющие стороны? Причина в том, что война — лучший в мире генератор долгов. Для победы в войне страна готова занять любую сумму. Поэтому предположительному неудачнику дадут взаймы ровно столько, чтобы поддерживать надежду на победу, а вероятному победителю столько, сколько необходимо для победы. Кроме того, такие кредиты обычно сопровождаются гарантией того, что победитель оплатит долги проигравшего.

 

Поле битвы при Ватерлоо находится приблизительно в 200 милях к северо-востоку от Парижа, на территории современной Бельгии. Здесь в 1815 году Наполеон потерпел свое окончательное поражение, заплатив за него тысячами жизней французов и англичан.
Именно здесь 18 июня 1815 года 74-тысячная французская армия встретилась с 67 тысячами солдат из Великобритании и других европейских стран. Исход битвы изначально представлялся сомнительным. Однако нанеси Наполеон удар несколькими часами раньше, до подхода английского экспедиционного корпуса, он бы, вероятно, выиграл эту битву. Но,
Ротшильд в Лондоне продолжал вынашивать планы захвата английского фондового рынка и, по возможности, Банка Англии. Он разместил своего доверенного агента по имени Роквуд с северной стороны от поля битвы, недалеко от пролива Ла-Манш. И как только исход битвы был предрешен, Роквуд переправился через пролив и доставил Натану новости на 24 часа раньше, чем в Лондон прибыл курьер герцога Веллингтонского.

 

Ротшильд сразу же поспешил на фондовую биржу и занял свое привычное место рядом со старинной колонной. Все глаза были направлены на него — все знали, что у Ротшильдов непревзойденная сеть информаторов по всему миру. Если бы Веллингтон проиграл, а Наполеон победил, финансовое положение Великобритании стремительно пошатнулось бы.
Ротшильд выглядел грустным. Он стоял на своем месте без движения, с глазами, опущенными долу. Затем он внезапно начал продавать. Видя это, нервные инвесторы могли подумать, что, должно быть, битва Веллингтоном проиграна. Рынок стремительно рухнул вниз. Вскоре все продавали облигации английского правительства. Цена облигаций резко снизилась. Тогда Ротшильд через своих агентов начал их тайно скупать лишь за небольшую долю той цены, которую они имели всего час назад.

 

«Ох уж эти мифы и легенды!», скажете вы. Однако через 100 лет газета «Нью-Йорк Таймс» опубликовала рассказ о том, как правнук Натана пытался убрать из книги о фондовом рынке главу с этой занимательной историей. Семья Ротшильдов назвала эту историю лживой и бездоказательной и подала в суд. Однако суд отказал им в иске и присудил их к оплате всех судебных издержек.

Что еще более занимательно — ряд историков пишет о том, что в течение нескольких часов после битвы при Ватерлоо Натан Ротшильд захватил контроль не только над английским рынком правительственных облигаций, но и над Банком Англии. Получила семья Ротшильдов контроль над первым и крупнейшим в мире частным центральным банком самой могущественной державы того времени или нет, одно можно сказать с определенностью: к середине XIX века Ротшильды стали богатейшей семьей мира. Они управляли рынком правительственных долговых обязательств, открывали повсюду филиалы банков и производственные компании. Недаром остаток XIX века назван «веком Ротшильдов».

 

Несмотря на свое колоссальное могущество, Ротшильды предпочитают держаться в тени. Хотя семья контролирует торговые сети, промышленные, торговые, горнорудные и туристические корпорации, только немногие из них носят имя Ротшильдов. По оценке экспертов, к концу XIX века Ротшильды владели половиной мировых богатств. Однако как бы велико ни было их состояние, было бы разумным предположить, что с тех пор оно приросло.
Тем не менее с начала этого века Ротшильды пытаются вбить в общественное сознание мысль о том, что хотя их богатства растут, но влияние уменьшается.

 

Спустя год после битвы при Ватерлоо, в 1816 году, американский Конгресс одобрил законопроект об очередном частном центральном банке. Он назывался «Второй Банк США». Его устав был копией предыдущих. 20% акций передавалось правительству США. Федеральная доля оплачивалась казначейством США, и далее благодаря операциям с частичным покрытием эти деньги превратились в кредиты частным инвесторам, на которые последние и выкупили остающиеся 80% уставного капитала. Около 1/3 части акций были проданы иностранцам. Как сказал об этом один современник событий, «...не будет преувеличением сказать, что Банк Соединенных Штатов имеет такое же отношение к Великобритании, как и к США».

Таким образом, по данным ряда исследователей, к 1816 году Ротшильды захватили контроль как над Банком Англии, так и над новым частным Банком США.

12 лет манипуляций с американской экономикой со стороны Второго Банка США показали американскому народу, «кто есть кто». Тогда противники банка выдвинули в качестве кандидата на пост Президента США почтенного сенатора от штата Теннесси, героя битвы под Новым Орлеаном Эндрю Джексона. К удивлению и ужасу менял, Джексон победил на выборах в 1828 году. Он был полон решимости прекратить деятельность банка при первой подходящий возможности и не оставлял попыток реализовать эту идею. Но выданная банку 20-летняя лицензия истекала лишь в 1836 году, т.е. на последнем году второго срока Джексона, если бы ему посчастливилось быть избранным на второй срок.

В 1832 году, ввиду приближения новых выборов, банк нанес упреждающий удар. Он надеялся, что Джексон не отважится вступить в открытое противостояние. Банкиры убедили Конгресс досрочно (на 4 года раньше) продлить лицензию банка. Как вы можете догадаться, Конгресс уступил их просьбам и передал законопроект на подпись президенту. Джексон, не будучи трусом, встретил их атаку во всеоружии и наложил на законопроект вето.

Содержащее вето послание Конгрессу до сих пор является одним из величайших документов в американской истории. Оно четко аргументирует ответственность американского правительства перед своими гражданами:

«От щедрот нашего правительства воздается не только нашим гражданам. Более чем на 8 млн. долларов акций центрального банка принадлежит иностранцам... Что опасней для нашей свободы и независимости, чем банк, который по своему происхождению так мало связан с нашей страной?»

«Отдать банку на откуп нашу валюту, распоряжение бюджетом страны и держать тысячи наших граждан в зависимости от него... гораздо более масштабный вызов и грозная опасность, чем противостояние военной мощи противника».

«Если политика правительства сведется к концепции равной защиты своих граждан, то, как дождь льет одинаково для всех, так равномерное распределение государственных дотаций на сильных и слабых, на богатых и бедных станет несправедливым благом. В законе, представленном мне, видится широкое и неоправданное отступление от этих справедливых принципов» (Эндрю Джексон).

Позже, в июле 1832 года, Конгресс оказался не в состоянии преодолеть вето президента, после чего у Джексона появились серьезные основания для переизбрания. Он обратился со своими соображениями прямо к народу. Впервые в истории страны Джексон провел выездную президентскую кампанию по всем Соединенным Штатам. Лозунгом кампании Джексона было: «Джексон и никакого центрального банка!»

Джексон прошел на второй срок преобладающим большинством голосов избирателей. Однако сам он прекрасно понимал, что война только начинается. Джексон дал указание своему новому секретарю казначейства, Луи Маклейну, начать перевод правительственных средств со счетов Второго Банка США в более надежные кредитные организации. Однако Маклейн отказался подчиниться.

Тогда Джексон уволил Маклейна и назначил новым секретарем казначейства Уильяма Дуэйна, который также отказался выполнять указание и тоже был уволен. После назначения на эту должность Роджера Тейни последний, начиная с 1 октября 1833 г., действительно начал переводить средства со счетов Второго Банка США.

Председатель банка Николас Бидл надавил на Конгресс, и тот опротестовал назначение Тейни секретарем казначейства. Затем в припадке редкостного высокомерия Бидл пригрозил вызвать депрессию в случае непродления лицензии банку.

Затем в беспрецедентном для центрального банкира приступе откровения Бидл признал, что Банк собирается сократить объем денежной массы в обращении, чтобы заставить Конгресс возобновить его работу:

«Ничто, кроме всенародного бедствия, не произведет впечатления на Конгресс... Единственная наша гарантия безопасности - четко следовать политике жесткого сдерживания (денежной) массы и я не сомневаюсь, что это приведет к возобновлению хождения национальной валюты и продлению лицензии банка».

 

Бидл исполнил свои угрозы — вскоре банк действительно сократил объем денег в обращении, потребовав возврата всех кредитов и отказавшись выдавать новые. Как результат последовала паника на финансовом рынке и глубокая экономическая депрессия. Естественно, что вину за экономический кризис Бидл возложил на президента Джексона, обосновав это тем, что причина кроется в отзыве бюджетных средств со счетов банка. К сожалению, эта задумка сработала. Сократились заработные платы, резко подскочили цены и безработица, не говоря уже о многочисленных банкротствах предприятий. Народ начал роптать. Буквально в каждой передовице тех лет редакторы проклинали президента Джексона. Кроме того, центральный банк пригрозил заморозить платежи, идущие на поддержку различных политических сил.

 

В результате всего через месяц Конгресс собрался на сессию, которая получила название «панической». Через 6 месяцев после перевода правительственных средств со счетов центрального банка Джексон был подвергнут процедуре импичмента с раскладом голосов 26:20. Это был первый подобный случай в истории Конгресса США. Джексон в свою очередь набросился на банк: «Вы ядовитые змеи внутри государства! Я собирался вас высечь, и я сделаю это!» Судьба Америки держалась на волоске. Если бы Конгресс собрал достаточно голосов для преодоления президентского вето, то банку была бы предоставлена еще одна 20-летняя монополия на распоряжение национальной валютой. Срок, достаточный для дальнейшего укрепления и без того немалой власти банка!

 

Но произошло чудо — в поддержку Джексона с серьезной критикой центрального банка выступил губернатор Пенсильвании. Сверх того, Бидл был уличен в принародном хвастовстве о том, как банк собирается обрушить экономику. Это сразу же изменило политический расклад сил. 4 апреля 1834 года палата представителей проголосовала 134:82 против продления лицензии банка. Еще более убедительный перевес голосов был достигнут при голосовании о создании специальной Сенатской комиссии по расследованию степени вины банка в экономическом кризисе. Когда члены специальной комиссии прибыли в здание банка в Филадельфии, Бидл отказался предоставить им бухгалтерские книги. Также он не позволил провести инспекцию счетов, связанных с кредитами и авансами, выданными конгрессменам. Кроме того, он отказался выступить с показаниями перед комиссией в Вашингтоне.

Слава Богу, оба раза промахнулся. Позже суд признал его невиновность по причине умственной невменяемости. Однако после своего освобождения он хвастался, что некие могущественные европейцы заказали ему убийство и обещали в случае поимки защитить.
В следующем году по истечении срока действия лицензии Второй Банк США прекратил свое существование. Бидл был арестован и отдан под суд по обвинению в мошенничестве. Его судили и вскоре оправдали. Однако он продолжал находиться под следствием по подозрению в совершении более мелких прегрешений.

 

После истечения своего второго президентского срока президент Джексон вышел в отставку и прожил остаток жизни в своем поместье недалеко от Нэшвилла. Его здесь до сих пор помнят за решительность в борьбе с центральным банком. Действительно, ему удалось так хорошо «ликвидировать» частный центральный банк, что менялам понадобилось целых 77 лет, чтобы «зализать раны». Когда Джексону задавали вопрос, что он считает самым важным достижением в своей жизни, он отвечал: «Я ликвидировал банк».

Поскольку менялы не могли заполучить свой центральный банк обратно другим способом, Америку было решено поставить на колени с помощью гражданской войны. Через месяц после инаугурации Авраама Линкольна с военных действий в Форте Самтор, Южная Каролина, 12 апреля 1861 года началась американская Гражданская война.

Конечно, одной из причин Гражданской войны было рабство, но отнюдь не главной причиной. Линкольн осознавал, что экономика Юга США держится на институте рабства, поэтому перед началом Гражданской войны у него не было намерения его отменить. В своем праздничном обращении по случаю инаугурации он изложил это следующим образом: «У меня нет намерений прямо или косвенно вмешиваться в институт рабства в штатах, где оно существует. Уверяю вас, у меня нет ни законного права, ни желания это делать». Даже после начала войны Линкольн продолжал утверждать, что Гражданская война никак не связана с рабством: «Моя первоочередная забота — это спасти союз. А это никак НЕ СВЯЗАНО с вопросом сохранения или несохранения рабства. Если я смогу спасти союз, не освободив ни одного раба, я это сделаю».

Так из-за чего разгорелась Гражданская война? На нее повлияло множество факторов. Промышленники Севера использовали протекционистские тарифы, чтобы Юг не мог покупать недорогие европейские товары. Европа ответила тем, что перестала импортировать хлопок с Юга. В результате южные штаты оказались в двойном финансовом капкане — их заставили платить больше за большую часть потребительских товаров, в то время как доходы от экспорта хлопка резко снизились. Юг негодовал.

 

Однако были и другие факторы, которые влияли на развитие ситуации. Менялы до сих пор были выведены из себя тем, что Америка вышла из-под их контроля 25 лет назад. С тех пор экономическая политика «кошки, которая гуляет сама по себе» обогатила страну. Чем не пример для всего мира? Зато теперь центральные банкиры узрели замечательную возможность разделить новую богатую страну на части и покорить с помощью военной силы.

 

Была ли версия о каком-то сумасшедшем всемирном заговоре против Америки в ходу в то время? Давайте послушаем мнение искушенного очевидца тех событий. Его имя — Отто фон Бисмарк, канцлер Германии, человек, всего год спустя объединивший разрозненные немецкие государства в единое целое: «Решение о разделе Соединенных Штатов на равные по силе федерации было принято задолго до американской Гражданской войны высшими финансовыми кругами Европы. Эти банкиры испугались, что если Соединенные Штаты сохранятся как единое государство и один народ, то они смогут обрести экономическую и финансовую независимость, которая поколеблет их финансовую власть над всем миром».
Через месяц после первых выстрелов в Форте Самтор центральные банкиры ссудили императору Франции Наполеону III 210 млн. франков на захват Мексики и размещение войск вдоль южных границ США, чтобы военными средствами нарушить «доктрину лавирования» и вернуть Мексику в колониальное иго.

 

Как они рассчитывали, вне зависимости от исхода Гражданской войны США, ослабленные и залезшие в долги, снова откроют Центральную и Южную Америку для европейской колонизации. Т.е. тому самому, чему положила конец принятая в 1823 году в США «Доктрина лавирования». В то же время Великобритания разместил 11-тысячный канадский войсковой контингент вдоль северной границы США. Британский военно-морской флот был поставлен в состояние боевого дежурства на случай, если понадобится быстрая интервенция США.

Линкольн понимал, что оказался в двойном переплете. Поэтому он так переживал о судьбе союза. Тому были гораздо более веские причины, чем просто разногласия между Севером и Югом. По этой причине он всегда настаивал именно на необходимости союза штатов, а не просто на поражении Юга. Однако для победы нужны были деньги. В 1861 году Линкольн и тогдашний секретарь казначейства Соломон Чейз поехали в Нью-Йорк ставкам от 24% до 36% годовых, на что Линкольн сказал «спасибо». В смысле «спасибо, нет».

Он послал за своим старым другом, полковником Диком Тейлором из Чикаго, и взвалил на его плечи проблемы финансирования военных действий. Некоторое время спустя он спросил Тейлора, что ему удалось сделать. Тот ответил следующее: «Все очень просто, дорогой Линкольн: проведите через Конгресс законопроект о выпуске государственных обязательств, имеющих законную платежную силу... и заплатите ими солдатам. И теми же средствами продолжайте финансировать войну до победного конца».

 

Когда Линкольн спросил, как воспримет появление обязательств народ США, Тейлор ответил: «У народа или у кого-либо еще просто не будет выбора. Если вы сделаете обязательства законным средством платежа, они получат санкцию правительства и должны приниматься как деньги, поскольку Конгресс уполномочен Конституцией на принятие подобных решений».

Так Линкольн и поступил. В 1862-1863 годах было напечатано на $450 млн. новых обязательств. Для отличия от других находившихся в обращении банкнот их обратную сторону покрасили в зеленый цвет. Поэтому новые банкноты прозвали «greenbacks», или, в переводе с английского, «зеленые спинки». Этими новыми банкнотами рассчитались с войсками и обеспечили их амуницией. Т.о. в ходе войны было выпущено на $450 млн. долларов «зеленых спинок» без уплаты всяких процентов со стороны федерального правительства.

Линкольн видел, кто реальный кукловод в этом спектакле и каковы ставки для американского народа. Свой подход он объяснял следующим образом: «Если мы одобрим подобные принципы, то сэкономим налогоплательщикам огромные суммы, уходящие на выплату процентов. Деньги перестанут быть хозяином и станут слугой человечества».

Самое удивительное — как редакторская статья в газете «London Times» того времени объясняла отношение центральных банкиров к «зеленым спинкам» Линкольна: «Если эта порочная финансовая политика, возникшая в Северной Америке, будет доведена до логического конца, то правительство США обеспечит страну деньгами без платы за их использование. Оно выплатит свой внешний долг и не будет больше иметь долгов. У него будут необходимые средства для поддержания торговли, и страна станет невиданно богатой. Умы и богатства всех стран потекут в Северную Америку. Эту страну нужно разрушить, или она уничтожит все монархии в мире».

Схема оказалась настолько эффективной, что в следующем, 1863, году, когда войска федеральных войск и конфедератов начали готовиться к решающей схватке Гражданской войны, а казначейству понадобилось еще одна разрешение Конгресса на выпуск новой партии «зеленых спинок», Линкольн позволил банкирам провести через законодательный орган закон о национальных банках. Новые национальные банки должны были работать на принципах полного отсутствия налогообложения и в совокупности владеть исключительной монополией на эмиссию новой формы денег — банкнот. И хотя «зеленые спинки» продолжали находиться в обращении, их количество не увеличивалось. Но что самое важное: с этого времени вся денежная масса США начала создаваться за счет выкупа банками правительственных облигаций и выпуска адекватного количества банкнот для создания резервов.

 

В 1863 году Линкольн получил неожиданную помощь со стороны русского царя Александра II. Царь, как и германский канцлер Бисмарк, понимал, на что способны международные менялы, и по этой причине отказывался от учреждения центрального банка в России. Если бы Америка выжила и избежала когтей менял, положение царя осталось бы непоколебимым. А если бы банкиры преуспели в своих начинаниях, то Великобритания и Франция, находящиеся под контролем своих центральных банков, поделив между собой США, начали бы угрожать России. Поэтому Александр II официально предупредил, что в случае, если Англия или Франция окажут военную либо какую другую помощь Югу, Россия будет считать это объявлением войны. Он привел в боеготовность часть российского Тихоокеанского флота и послал его в порт Сан-Франциско.

Линкольн был переизбран в следующем, 1864, году. Если бы он не был убит, то наверняка уничтожил бы денежную монополию национальных банков, обретенную ими во время войны. В письме другу от 21 ноября 1864 года он писал: «Власть денег охотится за нашим народом во время мира и плетет против него заговоры, когда идет война. Она более деспотична, чем монархия, более нагла, чем автократия, и более эгоистична, чем бюрократия».

Незадолго до убийства Линкольна его бывший секретарь казначейства Соломон Чейз горько сожалел о том, что помог «протолкнуть» Закон о национальных банках годом раньше: «То, что мое ведомство способствовало принятию Закона о национальных банках, было величайшей финансовой ошибкой в моей жизни. Этот закон создал монополию, затрагивающую все сферы жизни этой страны».

14 апреля 1865 года, через 41 день после начала второго президентского срока, Линкольн был застрелен Джоном Воркспу в театре Борд. Канцлер Германии горевал о гибели Авраама Линкольна: «Смерть Линкольна — это катастрофа для всего христианского мира. Во всех США не было человека, равного ему... Я опасаюсь, что известные своим лукавством и хитроумными трюками иностранные банкиры возьмут под свой полный контроль огромные богатства Америки и направят их на систематическое развращение современной цивилизации. Они не преминут погрузить весь христианский мир в пучину войн и хаоса только для того, чтобы вся Земля стала их наследием».

Бисмарк отлично понимал, в чем состоит план менял. Обоснованные предположения, что за убийством Линкольна стоят международные банкиры, 70 лет спустя, в 1934 году, высказал известный канадский юрист Джеральд Макгир. В 5-часовом обращении к канадской палате общин он заклеймил основанную на долге канадскую денежную систему. Не забудьте - шел 1934 год, самый разгар Великой депрессии, затронувшей и Канаду.

После смерти Джона Воркспу в руки Макгира от секретной службы попали скрытые от общественности свидетельства, полученные уже после судебного процесса. Макгир утверждал, что они указывают на то, что Воркспу был наемником международных банкиров. Так это описывается в статье газеты «Ванкувер Сан» от 2 мая 1934 года: и «Абрахам Линкольн, принявший смерть мученика освободитель рабов, был убит в результате интриг представительной группы международных банкиров, которые боялись планов Президента США по реформированию национальной денежной системы...».
«В то время в мире существовала только одна группа, имевшая хоть какое-то основание желать смерти Линкольна...».
«Это были люди, не желавшие реализации программы реформирования денежной системы Линкольна. Она боролись с его политикой выпуска банкнот — «зеленых спинок» — в течение всей Гражданской войны...».

 

Как только Линкольна убрали с пути, следующей целью менял стал полный контроль над американской валютой. Однако это оказалось не так-то просто. С началом освоения американского Запада там были открыты огромные месторождения серебра. Кроме того, линкольновские «зеленые спинки» были весьма популярны в народе. И вопреки непрекращающимся нападкам со стороны европейских центральных банков, они продолжали находиться в обращении в США. На самом деле они вышли из обращения в США всего несколько лет назад.

Как пишет историк В. Клеон Скаузен: «Сразу после Гражданской войны велось много разговоров о возрождении опыта Линкольна с конституционной денежной системой. Если бы не вмешались европейские финансовые магнаты, она, без всяких сомнений, в конечном итоге стала бы официальным институтом».

Также понятно, что сама мысль о том, что Америка сможет печатать свои, необремененные внешним долгом деньги, повергла европейских центральных банкиров в шок. Они с ужасом наблюдали за тем, как в США возрастает масса «зеленых спинок». Возможно, они убили Линкольна, однако и после смерти поддержка его денежной политики возрастала.
12 апреля 1866 года, почти через год после гибели Линкольна, Конгресс собрался на рабочую сессию, чтобы пролоббировать интерес европейских центральных банков.

В результате был одобрен Закон о сокращении денежной массы, который поручил секретарю казначейства начать частичное изъятие «зеленых спинок» из обращения. В своей классической книге по экономике «Войско в бумажнике» Теодор Торен и Ричард Уорнер объясняли эффект сокращения количества денег в обращении таким образом: «Тяжелых времен, последовавших после американской Гражданской войны, могло бы и не быть, если бы продолжалась политика эмиссии «зеленых спинок», как ее задумывал президент Линкольн. Вместо этого началась череда финансовых кризисов, которые мы сейчас называем спадами. Они привели Конгресс к мысли о необходимости поставить банковскую систему под централизованный контроль. В конечном итоге 23 декабря 1913 года был выпущен Закон о Федеральном резерве».

 

Также был в истории Америки президент Джеймс Гарфилд, который хорошо понимал, кто манипулирует экономикой. Будучи конгрессменом, он занимал пост председателя Комитета по банкам и ассигнованиям. Сразу после своей инаугурации в 1881 году Гарфилд публично обвинил менял: «Тот, кто контролирует денежную массу любой страны, является полным властелином ее промышленности и торговли... А когда вы поймете, как просто вся экономическая система так или иначе контролируется несколькими влиятельными людьми, вам не понадобится объяснять, где причины депрессий и инфляций».

К несчастью, 2 июля 1881 года, всего через несколько недель после этого заявления, президент Гарфилд был убит.
Менялы быстро наращивали свою власть. Они начали систематическую, как они это называли, «стрижку овец» с помощью создания серии экономических подъемов и следующих за ними депрессий. Таким образом, они скупали тысячи домов и ферм по цене в несколько процентов от номинала. В 1891 году менялы начали готовиться обвалить американскую экономику в очередной раз. Их методы и мотивы недвусмысленно представлены в меморандуме, разосланном Американской Банковской Ассоциацией всем своим членам.

Заметьте, эта записка призывала банкиров вызвать депрессию в назначенный день 3 года спустя! Приводим вам следующую выдержку из протоколов Конгресса США:
«После 1 сентября 1894 года мы ни под каким предлогом не будем возобновлять кредиты. Мы потребуем наши деньги назад».
«Мы лишим заемщиков права выкупа залога и станем его владельцами. Мы сможем заставить 2/3 фермеров к юго-западу и тысячи фермеров к востоку от Миссисипи продать свои фермы по указанной нами цене... Тогда они станут арендаторами, как это обстоит в Англии...» (меморандум АБА от 1891 года, воспроизведенный в Протоколах Конгресса США 29 апреля 1913 года).

Ну а далее последовал и кризис 1907 года, организованный Морганом, после которого был остров Джекил и организация ФРС в 1913 году.






Комментарии:


Добавить комментарий:

Сумма:
 




Сегодня
18.08.2017
Доллар - 59.2490
Евро - 69.6531
Фунт ст. - 76.3542